Киле Анна Бодявна

Сад будет цвести

       Богатым нынче оказался август, щедрым на подарки. Ведрами дарил он людям сливы, яблоки, груши из своих садов. Прилавки городских и сельских базаров, магазинов прямо-таки ломились от обилия фруктов, а август все подносил и подносил их большими пахучими партиями.

- И ты, Анна,   свой урожай тоже реализовать? Ничего не выйдет, конкурентов много. Да и вообще сад только обузой колхозу приходится, - подтрунивали односельчане.

 Анна Борисовна Киле, слушая их,  больше не вступала в спор, как обычно. Она уже как-то свыклась с общим мнением колхозников и лишь в глубине души упорно спорила с ними, надеялась, что сад все равно оправдает ее надежды… Маленькая бригада, которой она руководила, прекрасно понимала своего командира. Сколько трудов затрачено ею, а все напрасно: руководство колхоза, считая разведение садов пустым делом, фактически не обращало внимания  на дела садоводов, не оказывало им поддержки, помощи.

  Вот и на этот раз, разрешив  Анне Борисовне реализовать урожай, в конторе снисходительно отнеслись к ее затее – вывезти сливы в город. Мотобот выделили, а вот подводу для подвозки фруктов к берегу даже предложить забыли. Анна Борисовна не стала напоминать: решила доказать на деле, что пессимисты не правы. Женщины ее поддержали. Тоска Пассар, Евдокия Бельды, Нина Киле, Екатерина Одзял сами переносили и погрузили партию слив на мотобот.

…Первая выручка – 60 рублей – не принесла должной радости. В конторе скептически улыбались: стоило ли, мол, зря мотобот гонять. Но Анна Борисовна решила отправить в город еще одну партию. На этот раз к колхозным доходам присовокупились 240 рублей. Эта была уже хотя и маленькая, но победа. А окончательно колхозные садоводы убедились в этом, когда однажды утром к саду подкатила подвода, на которой восседали рабочие-мужчины. После четвертого посещения городского рынка Анна Борисовна окончательно разбила легенду об «обузе», сдав в кассу выручку в сумме 400 рублей.

- Молодцы, женщины, славно потрудились. И ты, Аня, просто замечательный бригадир. Надо бы сторожа выделить вам на следующий год, - сыпались со всех сторон похвалы и предложения.

- Надо бы….  Давно уже надо бы обратить должное внимание на наш сад, - думала Аня.

- А то ведь, сколько фруктов уничтожили в результате бесхозяйственности в течение всех этих лет!

 Действительно, бригадиру было о чем с горечью вспомнить. Сколько ненужных споров и незаслуженных обид вынесла Анна Борисовна за шесть лет работы. Я помню, как ее, девчонку, только что закончившую восьмилетнюю школу, правление послало на курсы садоводов, помню и то, с каким энтузиазмом взялась девушка за дело по приезде из города на отведенном под сад двухгектарном участке.

А с какой любовью ухаживала Аня за молоденькими саженцами! Постоянно их подкапывала, подбеливала, подвязывала. И не ее вина, что первое цветение оказалось не столь нарядным, а урожаем полакомились любители легкой наживы: никто в колхозе сад не охранял, не интересовался делами на участке.

Оттого, наверное, при укреплении колхоза и было принято решение о ликвидации сада как плохого компонента в создании колхозных доходов. Прибежала тогда ко мне Аня морально разбитая: «Дескать, не знаю что и предпринять, а сад жалко, нужен болонцам свой фруктовый сад».