Киле Григорий Яковлевич, ветеран ВОВ

Я родился в 1925 г. на берегу озера Болонь. Дом наш был глиняный, крытый соломой. Отец зимой охотился. Летом мы рыбачили. Сетки меняли у китайцев на пушнину.  Многие сестры и братья умерли.

В 1943 г. меня призвали в армию. Служил в Шмаковском гарнизоне. С нами служили удмурты, чуваши и другие.

9 августа нас подняли, вооружили и отправили освобождать Китай от японских оккупантов. Шли в направлении Павло-Федоровки. Жили в землянках. Будили в 6 часов утра.

В августе 1945 г. приехали солдаты с западных фронтов. Я служил связистом телефонной связи, налаживал связь. Во время боев трубки не опускали, все время нужна была связь. В каком-то городе был такой случай. Нужно было оборвать провод японской телефонной связи. Один солдат полез на столб, чтобы срезать провод, но японский снайпер сбил его. Потом я выстрелил так, что оборвал провод.

Бывало, что нас бомбили наши же самолеты. Много солдат так погибло.

Один раз сидим впятером. Летит из-за сопки кукурузник: сейчас что-то будет. Мы прыгнули и улеглись между кочками. С самолета дали очередь по тому месту, где мы сидели, но нас там уже не было.

При наступлении в нас стреляли японские смертники. Один из них стрелял разрывной пулей с бронированной вышки. Его не могла сбить 76-мм пушка. Когда смертника с вышки сбили, мы вошли в гарнизон, который до этого занимали японцы. Вошли в один дом, а там за дверью стоял смертник. Нашего сержанта убил ударом штыка в спину. В сентябре закончились бои. Под огнем катюш японцы убежали. Мы видели оставленные дзоты. Когда вернулись с войны в свой гарнизон, мы помогали совхозам убирать урожай.